Как быстро может надоесть жена?

Окружающие

1c3d9a9493abd24957cd9c70ff19d32c

Сказочные роли перекочевали в повседневную жизнь:

  • Переходя из положения невесты в статус жены, женщина оказывается в критическом состоянии.
  • Девичьи мечты о замужней жизни порождены противоречивыми мотивами.
  • Тут и романтические представления о новой жизни, основанные, среди прочего, на желании вырваться из-под опостылевшей власти родителей, тут и панический страх остаться старой девой, быть не выбранной, осрамиться на ярмарке невест.

Сами поиски жениха в русской практике насыщены страхом позора. Даже после того как роль родителей в этих поисках исторически свелась к нулю, сама идея выборного начала не стала устойчивой, как не стали даже относительно понятны в народе и основы политических выборов. Свобода выбора пугает нас, молодых и старых, потому что в структуре здешней жизни само понятие свободы не прописано, а выбор вообще похож на иностранную кальку.

На первый взгляд, свобода выбора предоставляется любви. Это чувство разрекламировано в культуре с таким размахом, что оно может показаться достаточным. На самом же деле, затмевая не сильно крепкий юный разум, любовь зачастую оказывается лишь порывом влюбленности и не оформившихся желаний. Расчет же оказывается или слишком грубым, или беспомощным. В конечном счете мы получаем незрелость решения, которое изначально нуждается в исправлении. Но это относится к молодо-зелено.

Более зрелый и осмысленный поиск предлагает упаковать в одну корзину разные понятия. Удачный брак, сходя с небес на землю, нуждается в оправдании. Современный человек может убедить себя в чем угодно. Любовь нередко прилагается к поиску как извинительный повод, хотя хитрость мышления может выдать ее за основную причину выбора жениха.

В таком состоянии смятения, которое свойственно поиску жениха, уже заложены семена отчуждения от будущего мужа. Каким бы муж ни был, он в перспективе должен быть повержен как герой. Ему, как ни парадоксально это звучит, надо отомстить. Его надо опустить. Все это не поднимается до уровня сознания, а пребывает в незавершенности подсознательного замысла.

44a8c0b5fc7067ae932a660364382dcc

Однако после свадебного пира, который так или иначе списан со сказочной модели и оказывается вневременным событием, наступают необратимые явления брачной жизни:

Жена постепенно погружается в состояние своего семейного статуса.

  • Она начинает маленькую войну с мужем.
  • Она подчеркивает со смехом его маленькие недостатки, его неловкости и неуклюжести.
  • Затем она начинает грызть более крепкие орехи.
  • Она начинает сомневаться в том, что муж хорошо делает свое дело, и на это она невзначай начинает ему прозрачно намекать:

— А вот твой коллега, Иван Иваныч, он лучше разбирается в твоем бизнесе, чем ты… Честное слово!
Честное слово жены — это дорогого стоит! Казалось бы, зачем? Какой смысл подрывать родному человеку, с которым спишь в одной кровати, его самооценку, подсылать ему одну за другой темы для комплекса неполноценности?

Но, во-первых, человек вообще несовершенен, и, обнаружив несовершенство мужа, проесть ему плешь не составляет большого труда.

Во-вторых, жена утверждается в своей значительности и самостоятельности, когда подкалывает мужа. Это кайф! Она открывает для себя важную вещь: он не такой, каким казался ей во время влюбленности. У него слабое чувство юмора, он медленно соображает и не сексуальный гигант. Он, скорее, посредственность. Она начинает его пилить: то он слишком молод, то слишком стар, то слишком мал ростом, то воняет по утрам и образование никудышное.

Из этого следует, что ей пора начать оглядываться по сторонам. Незаметно для себя задаваться вопросом: а кто тут интереснее его? У нас жены (это особенность России) не останавливаются на достигнутом, им хочется искать в браке совершенства, они уверены, что они соответствуют совершенству и они поднимаются по ступенькам своих идеалов к вершинам вершин — принцу на белом коне. Так возникает тема гибридной неверности. Неверность может затрагивать мораль и заполнять фривольные мысли, а может вместе с тем шагать дальше: во флирт (а что тут такого?), в кокетство (оно только красит женщину!), ну и в распутство (а что, нельзя, что ли?).

0cfd1a29240478385f7e0d624e6eb2ba

Если муж терпелив и занят своими делами, он медленно дозревает до мысли, что жена превратилась в обычную сварливую (или бесстыжую) бабу с противным характером. Она подхватывает все, что говорят враги мужа, и выдает это за истину в последней инстанции. Она переходит, не замечая того, в реальные враги (я же сказал: супостат!) своего мужа. И сует ему под нос вражеские доводы.

А если муж ловит с ходу перемену в своей жене и понимает ее неотвратимость, то он сталкивается с дилеммой: или жить с нелюбящей и противной, или сразу гнать ее в шею. Лучше, конечно, гнать. Так возникает та самая тема скорости, с какой надоедает жена.

Иногда после взрыва наступает примирение, но это ненадолго. Если жена настроена на продолжение семейной жизни, ей надо бороться внутри себя против национального сказочного стереотипа жены:

  • ей надо прыгать, как блохе, от одного образа к другому.
  • соблюдать подвижность, не превращаться в обыденность.
  • играть в разные сексуальные игры и работать — работать, чтобы вырасти в личность и состояться.

Когда в жене нет личности, в ней мало что можно любить после первого года непрерывного секса. Конечно, ей можно родить. Дети, понятно, цементируют отношения на какое-то время. Потом цемент трескается и осыпается. Но главное: бежать подальше от треша русской сказки с отвратительным образом жены.

Бежать и бежать… И, может быть, тогда, в конце пути она встретится не с новым любовником, а со своим собственным мужем и поймет наконец, что его враги — это ее враги.

Оцените статью
Добавить комментарий